30 апреля 2017
12:07

Гастарбайтеры: к нам или от нас...

Строители, нянечки, сиделки, сельхозрабочие, имеющие паспорт с трезубцем, объединили пространство от Лиссабона до Владивостока.

Строители, нянечки, сиделки, сельхозрабочие, имеющие паспорт с трезубцем, объединили пространство от Лиссабона до Владивостока.

08 апреля 2015   |   20:05
7
Спор о том, как относиться к гастарбайтерам, длится уже не менее шести десятилетий, с момента появления этого термина, а если точнее, то три с половиной века только на русском языке. И с тех пор, а то и ранее, сторонники и противники этого явления повторяют одни и те же аргументы. Но чтобы понять явление и встать на одну из сторон, разберемся в терминологии и истории вопроса.
 
Искатели счастья
 
Гастарбайтеры — это иностранцы, работающие в стране по временному найму. Слово это происходит от немецкого Gastarbeiter — дословно: гость-работник. То есть в эту категорию не входят беженцы, политэмигранты и все, кто сознательно покинул свою родину ради новой жизни на новом месте. Нельзя сюда записывать и иностранных студентов, ведь они едут учиться, а не зарабатывать деньги. То есть предполагается, что, говоря о гастарбайтерах, речь идет о гражданах другой страны, приехавших ради временного заработка и собирающихся, рано или поздно, вернуться домой. Добровольно приехавших, а не в кандалах.
 
Если исходить из этого определения, то свободные люди, зарабатывающие деньги на чужбине, были всегда, вернее, с момента появления цивилизации. Гастарбайтерами можно считать и воспитателя Александра Македонского Аристотеля, и иностранных наемников в войсках, и создателя Исаакиевского собора в Петербурге архитектора Огюста Монферрана.
 
Каждый, кто выбирает судьбу гастарбайтера, надеется зарабатывать в гостях, а тратить дома. То есть предполагается, что где-то далеко от родных мест можно найти ту работу и те заработки, которую дома по разным причинам получить невозможно. Или все места заняты, или платят гораздо меньше или попросту в таком ремесле нет нужды.
 
«Шиш на Кукуй!» или «Все флаги в гости будут к нам»?
 
Относились к приезжим из других стран по-разному. Первые Романовы зазывали в Москву офицеров и ремесленников, даже выделили им особое место — Немецкую слободу в районе, где протекал ручей Кукуй. Жители соседних улиц либо пользовались благами, либо осуждали иноверцев, крутя в их сторону фигуры из трех пальцев и восклицая «Шиш на Кукуй!» Сами же государи и государыни могли одарить приглашенных, а могли и казнить или сослать в Сибирь.
 
Самым знаменитым гастарбайтером был фаворит императрицы Анны Иоанновны Эрнст Иоганн Бирон. Пока его покровительница была в силе, он обладал практически неограниченными полномочиями, затем 21 год был в ссылке в Пелыме и Ярославле. Последние годы провел в своей родной Курляндии.
 
Замечу, что в царские и раннесоветские времена в Россию ехали люди, знающие свое дело и владевшие теми навыками и ремеслами, для которых у местного населения не хватало специалистов. От нас разные страны мира получали инженеров, военных советников и преподавателей. Неквалифицированную рабочую силу никто не ввозил и не вывозил за рубеж. Своих сезонников, лимитчиков и шабашников до поры до времени на одной шестой части суши хватало.
 
Лишь 70-х и 80-х годах ХХ века для работы на конвейерах крупных советских заводов в массовом порядке привлекались граждане Вьетнама. В Харькове, например, они работали на канатном заводе. С ними заключались четырёхлетние и шестилетние контракты, которые не могли быть расторгнуты по инициативе нанятых. Вьетнамцы хорошо работали, почти не употребляли спиртных напитков и скупали советский ширпотреб, не пользовавшийся спросом у местного населения.
 
«Будешь доить коров в Аргентине, будешь мереть по ямам африканским»
 
В послевоенное время оказалось, что в ряде стран Европы рабочих мест куда больше, чем людей. Термин «гастарбайтер» изобрел бундесканцлер Конрад Аденауэр, когда в ФРГ в 1960-е годы по государственным контрактам приехало значительное количество дешёвой рабочей силы из южноевропейских стран и Турции. Немецкое правительство полагало, что по истечении определённого срока согласно принципу ротации иностранные рабочие будут покидать Германию, и их место будут занимать новые желающие. Однако это предположение не во всём и не везде оправдалось: если греки и итальянцы вернулись домой, то турки и югославы перевезли семьи и обосновались на новом месте.
 
С тех пор европейское население растет за счет местной рождаемости крайне неохотно, массово стареет и выбирает тёплые рабочие места.
 
А кому же тогда менять сантехнику, ухаживать за сенильными стариками и сидеть с драгоценными детками бюргеров и ситуайенов? Правильно, тем, кто такую сумму в евро, фунтах или кронах у себя дома вовек не заработает. Тем, кто готов жить скученно и в антисанитарных условиях и экономить каждый пенни, чтобы отправить на родину как можно больше.
 
Вот тут и оказались востребованы страны, где прошли гиперинфляция и разрушение традиционной промышленности. Украина, например. Сначала ряд образовательных программ ТАСИСа и других фондов выполнили обязанности пылесоса: провели перепись перспективных ученых и наиболее способных и мобильных пригласили на Запад. Потом пришла очередь неквалифицированной и непрестижной рабочей силы — она потребовалась и в страны Евросоюза, и в Россию. Строители, нянечки, сиделки, сельхозрабочие, имеющие паспорт с трезубцем, объединили пространство от Лиссабона до Владивостока. Кто легально, а кто и незаконно. От двух до семи миллионов, по разным оценкам. В Галиции есть села, где в каждом доме ждут заробитчанина или хотя бы переводы от него.
 
Проституток и представителей криминала мы даже не считаем, ведь они не совсем, мягко говоря, желанные гости за рубежами своей страны. А едут ли гастарбайтеры на (в) Украину? Конечно! Бизнес-тренеры, религиозные проповедники (вспомним Сиднея Аделаджу и его «Посольство Божие»), сутенеры и, с недавних пор министры и их замы. Приезжают и строители из Турции и Польши как приложение к оборудованию. Что, спросите вы, у нас здесь не хватает таких кадров? А вот не хватает! Ведь не едут ниоткуда на наши заводы, в наши сельскохозяйственные артели... Ибо платят мало или не платят совсем.
 
Да, конечно, можно сколько угодно говорить о естественности процессов трудовой миграции, о прозрачности границ для рынка труда, но что-то не сходится. Если к одним едут, а от других уезжают, то где зоны неблагополучия? Правильно, везде. И там, где нужна дешевая и неприхотливая рабочая сила, и там, где не нужна никакая. Там, где собственные граждане отказываются делать грязную работу. И там, где даже за самую чистую платят гроши.
 
Москвичи привыкли к тому, что строят таджики, делают ремонт молдаване и волыняне, а нянечки — учительницы из Черкасской или Херсонской области. Человека со столичной пропиской на такую работу не заманишь даже на 15 суток админнаказания. И полноправного жителя Евросоюза тоже не заставишь менять соседу унитаз или ухаживать за бабушкой через два квартала от дома. Для этого есть, в общем, сами понимаете кто. Жители страны, которой вдруг потребовалось завозить министров из Грузии и Литвы. Ну, не нужно там столько населения! Тех, кто сам не уехал на заработки, можно убить или выдавить в Россию. Только пусть хозяева этой страны и их гастарбайтеры-менеджеры учтут, что люди туда уйдут не налегке, как сантехники и сборщики фруктов в Европу, а вместе с чемоданом и вокзалом. Ведь об этом кричали на площадях, не правда ли?
 
Дмитрий ГУБИН
 
 

Добавить комментарий:

Добавляя комментарий вы автоматически соглашаетесь с правилами сайта

Комментарий:
Captcha




Комментарии


Актуально

Мнение

Опрос

Вам нравится новый дизайн сайта?




Блогосфера

20 декабря, 2014