30 апреля 2017
12:04

Белгород и беженцы: в полях других возможностей

Несмотря на непростые политические отношения между нашими странами, простые люди прекрасно находят общий язык, руководствуются принципами добрососедства и взаимопомощи.

Несмотря на непростые политические отношения между нашими странами, простые люди прекрасно находят общий язык, руководствуются принципами добрососедства и взаимопомощи.

25 ноября 2014   |   12:10
1

Всю правду о последствиях гражданского противостояния на Украине мы узнаем еще не скоро. Украинские власти скрывают масштабы и причины бедствия, в том числе гуманитарной катастрофы в Донбассе. Тысячи беженцев и переселенцев пытаются найти пристанище в российских приграничных регионах. О том, как это происходит в Белгородской области, мы беседуем с президентом Межрегионального фонда содействия трудоустройству Александром АЛЕКСАНДРОВСКИМ.

— Белгород, видимо, превращается в центр вынужденной эмиграции из восточных регионов. Для кого-то — всерьез и надолго: люди уже не связывают свое будущее с Украиной. Для кого-то — временное пристанище и перевалочная база. Кто-то — переждать преследования и дождаться лучших времен. Какова ситуация на сегодня?

— На данный момент через Белгородскую область прошло более миллиона беженцев. В самой области сейчас находятся около 30 000 вынужденных переселенцев. Часть из них, в надежде вернуться обратно, оформляют себе разрешение на временное проживание, часть получают — статус временного убежища. Естественно — есть и желающие получить гражданство. Но в основной массе люди хотят просто переждать и вернуться обратно домой. С учетом того, что правительство Белгородской области старается проводить по отношению к беженцам политику максимального содействия, — возможности у беженцев довольно широкие. Местные власти предоставляют им питание, необходимую медицинскую помощь, а также общежития для проживания. Простые белгородцы принимают у себя дома. В процесс вовлечены все: и администрация, и общественники, и просто неравнодушные люди. Все беженцы состоят на учете, что, прежде всего, дает им возможность легально трудоустроиться и получать в полном объеме положенную по закону помощь. Здесь очень уместна известная поговорка: чужого горя не бывает. Несмотря на непростые политические отношения между нашими странами, простые люди прекрасно находят общий язык, руководствуются принципами добрососедства и взаимопомощи.

— И тем, кто намерен перебираться в Россию навсегда, и тем, кто приехал, чтоб переждать тяжелые времена, — приходится здесь начинать с нуля. Чем ему можете помочь вы или местные власти?

— Прежде всего, мы как представители общественного сектора оказываем консультационную помощь. Разъясняем беженцам их права, по возможности помогаем определиться с планами на будущее: то ли остаться здесь, то ли ехать дальше, в другие регионы России, и там уже трудоустраиваться и искать жилье. Кому-то просто надо помочь купить билет или восстановить документы.

У нас налажены хорошие рабочие контакты с официальными органами. Властями в регионе открыто более пятидесяти пунктов временного пребывания. Они довольно эффективно выступают посредниками между беженцами и местными работодателями, в ряде случаев на работу брали практически без документов, а уровень оплаты у крупных работодателей составлял 15000–18000 рублей: с учетом того, что беженцам предоставляли бесплатно жильё и питание, это хорошие деньги. Здесь, как говорится, было бы желание работать. Ведь люди приезжают разные. Кто-то потерял имущество, кто-то потерял близких… Сами понимаете: эмоциональная составляющая очень велика. Но радует то, что руки у большинства наших земляков не опускаются и поддержку они чувствуют…

— Белгородчина — один из российских регионов, наиболее благоприятных для жизни. Но тем же харьковчанам осесть здесь гораздо труднее, чем на родине, поскольку другой уровень цен… Как часто и насколько успешно им удается это?

— Речь идет не только о харьковчанах. Основная масса беженцев — это все же жители Донбасса. Благодаря территориальной близости, у харьковчан в приграничных регионах больше родственников. И, как правило, харьковчане едут сюда уже осознано, понимая ситуацию, местные условия и реалии. В большинстве своем они уже имеют определенное видение своего будущего. С беженцами из Донбасса ситуация совершенно другая. О другом уровне цен — это Вы правильно отметили. В России уровень жизни выше, чем в Украине, а значит, жилье, товары и услуги стоят дороже.

Не могу сказать, что беженцы здесь себя чувствуют как сыр в масле, — однако проблем, что надеть, где поесть, куда отправить на учебу ребенка или где получить медицинскую помощь, у них нет. Я хочу отметить, что речь идет, прежде всего, о тех, кто официально находится в Белгородской области, или же о тех, кто обращался за помощью к волонтерам и общественникам. Конечно, приходилось сталкиваться и с асоциальными элементами и просто с откровенно неадекватными людьми. Кто-то не хочет ни работать, ни официально оформляться — к сожалению, и такие встречаются. А есть люди, которые готовы работать не за деньги, а на перспективу. Вот лишь один показательный пример: в Белгородской области за счет беженцев закрыты вакансии в сельской медицине. Это работа и важная, и полезная, но уровень оплаты зачастую не удовлетворяет россиян. А наши земляки с удовольствием заполняют эти вакансии. Во-первых, это работа по специальности. Во-вторых — решение проблемы с жильем. В том числе — возможность получить в собственность дом либо квартиру, ускоренная процедура оформления гражданства и прочие блага. Уровень финансирования здравоохранения в Белгородской области значительно выше, чем в Харьковской, поэтому и уровень материального обеспечения намного выше, а вот специалистов не хватает. Так что многие украинцы-медики легко нашли себе применение на Белгородчине. При этом люди чувствуют свою полезность, имеют авторитет, а это серьезная мотивация.

— Сколько недавних украинцев воспользовались белгородским гостеприимством?

— На сегодня российское гражданство получили более 2000 человек. Это и беженцы из Донбасса, и эмигранты из других регионов. По упрощенной схеме (соотечественники, уроженцы, родственники и т. д.) гражданство получили более 800 человек. На миграционный учет поставлено около 50000, из них до 5000 зарегистрировались по месту жительства. Основная масса — это люди, размещенные в пунктах временного пребывания. С заявлениями о предоставлении временного убежища обратилось более 5000 человек.

— А какова статистика по их трудоустройству?

— Оформлено более 10000 разрешений на работу и патентов. Отдельно хочется отметить то, что количество высококвалифицированных сотрудников невелико. Если посмотреть, где, работают беженцы, то это строительный сектор, упомянутое уже здравоохранение, перерабатывающая отрасль сельского хозяйства, станции техобслуживания автотехники, торговля, услуги. Если хочешь работать, то тебе помогут всегда. Я уже говорил, что сталкивались и с откровенными бездельниками. Но я б не хотел на этом акцентировать внимание.

— С одной стороны, Белгород получает какое-то число высококвалифицированных специалистов. С другой стороны — все ли они находят применение своим способностям и опыту?

— Для того, чтобы говорить о трудоустройстве высококвалифицированных специалистов, нужно понимать структуру рынка труда Белгородской области. Основные драйверы экономического роста — это животноводство, сельское хозяйство, строительный сектор и производство продуктов питания. В области практически нет объектов тяжелой промышленности. В то же время, область является лидером в производстве мясной, молочной и сельскохозяйственной продукции, при этом оставаясь одним из самых экологически чистых регионов России. Поэтому для трудоустройства высококвалифицированных специалистов, конечно, есть возможности, но это работа в вышеперечисленных отраслях. Для инженеров и других специалистов, чья профессия связана с тяжелой промышленностью, более привлекательны Воронежская область, Липецкая область, в которых гораздо более развито тяжелое машиностроение, авиастроительство, металлургия. И эти области находятся недалеко от приграничных регионов. Кроме того, мне известно, что немало беженцев из Донбасса отправилось работать на север и Дальний Восток: это связано, прежде всего, с тем, что там традиционно высокие зарплаты, позволяющие относительно быстро заработать на жилье, машину или, по крайней мере, обеспечить действительно достойный уровень жизни себе и своей семье. Дальний Восток привлекает наших земляков и большой потребностью в рабочей силе. Мы все помним последствия недавнего наводнения — на восстановление инфраструктуры региона продолжают направлять значительные финансовые ресурсы, а это значит, что есть возможность хорошего заработка.

— В ряде случаев, получая статус беженца, человек уже не может остаться в этом регионе — ему предлагают другие. А многим ведь важно остаться поближе к границе, поскольку в приграничных регионах у них родные и близкие, там же осталось имущество.

— Есть возможность получить статус временного убежища или разрешение на временное пребывание — и остаться в Белгороде. Можно поехать и получить документы в Курской области, в ста километрах от Белгорода. Особых трудностей здесь нет. Есть прописанные законом процедуры, и они здесь соблюдаются. В помощи людям, как правило, не отказывают, часто идут на встречу. Но с другой стороны, совершенно очевидно, что небольшая Белгородская область не в состоянии принять всех вынужденных переселенцев, которые сюда приезжают, поэтому людям, особенно тем, кто не сможет найти здесь работу по специальности, и предлагают ехать в другие регионы РФ.

— Есть ли какие-то программы по адаптации специалистов, студентов, школьников?

— В адаптации, как правило, нуждаются жители из стран Азии, которые слабо владеют русским языком, имеют другой менталитет. Наши земляки, в большинстве своем, в какой-то специальной адаптации не нуждаются. Жители приграничных областей России и Украины ментально и культурно очень близки друг к другу. И с русским языком у жителей востока Украины проблем нет никаких. Наши земляки скорее сталкиваются с некоторыми проблемами, связанными с отличиями в законодательстве, с тем, что не знакомы с некоторыми специфическими процедурами российскими. То есть им нужна не какая-то адаптация, а элементарная юридическая консультация — по возможности, стараемся работать в этом направлении и мы. Что касается школьников и студентов, практически все, кто обращался за помощью и подавал необходимые документы, ее получил. Все дети, родители которых занялись этим вопросом, учатся. Более того, многие имеют возможность посещать кружки и секции, причем в тех случаях, которые известны мне, бесплатно. Точного количества студентов и школьников я назвать не могу, но знаю, что в БелГУ учится не менее четырехсот студентов из Украины.

— Есть, наверное, случаи, когда люди, не прощаясь с Украиной окончательно, переводят в Белгород свой бизнес… Почему это происходит?

— Это отдельная тема, довольно болезненная и острая… Пока скажу кратко: на данный момент возможности для развития бизнеса в Белгородской области достаточно серьезные. Здесь есть и производственные площадки в технопарках, и определенные преференции по налогам для приоритетных направлений. Белгородская корпорация «Развитие» помогает привлекать дополнительные инвестиции для бизнеса. Тогда как деловая активность на Украине катастрофически упала, инвестиционный климат оставляет желать лучшего, бизнес все чаще подвергается рейдерским атакам. Поэтому неудивительно, что многие бизнесмены стремятся подстраховаться и выводят бизнес в Белгородскую область, как из Донбасса, так и из Харькова. Здесь сегодня открываются другие возможности, непаханое поле…

К слову, наш фонд является партнером представительного международного бизнес-форума «Приграничье-2014», который пройдет в Белгороде первого декабря. В рамках данного форума тема перевода бизнеса из Украины в Белгородский регион будет обсуждаться  предметно. Я надеюсь, что по итогу форума будут подписаны серьезные документы, которые дадут старт новым производствам, а соответственно и новым рабочим местам, в том числе для мигрантов и беженцев с Украины.

— Харьковский губернатор Игорь Балута и нынешние украинские власти практически убили приграничное сотрудничество. Как после этого будут развиваться взаимоотношения Харьковской и Белгородской областей?

— Я лично воспринимаю Балуту как явление временное. Определенный вред он нанес, спору нет. Как говорится, Бог ему судья. Кстати, и работа предыдущей облгосадминистрации в сфере приграничного сотрудничества  особо эффективной не была. Но, какие бы палки в колеса разные представители украинской власти ни вставляли, убить приграничное сотрудничество они пока еще не в силах. У нас сохраняется множество горизонтальных связей и в бизнесе, и в образовании, и в общественном секторе, и между простыми харьковчанами и белгородцами.

Хотя, конечно, то, что по факту заморожена вся работа на уровне областных администраций, создает массу проблем, причем, очень часто именно для развития Харьковской области. Целый ряд интересных и нужных проектов из-за этого не был реализован. Но мы все верим в торжество здравого смысла и в скорейшее восстановление добрососедских отношений между нашими братскими народами. Я убежден, что это даст мощный толчок в развитии в экономической сфере, позволит создать новые рабочие места. Потенциал для сотрудничества просто огромный, особенно в приграничных регионах.

Беседовал Андрей СТЕПАНЧЕНКО

Пресс-пост

Добавить комментарий:

Добавляя комментарий вы автоматически соглашаетесь с правилами сайта

Комментарий:
Captcha




Комментарии


Актуально

Мнение

Опрос

Вам нравится новый дизайн сайта?




Блогосфера

20 декабря, 2014